СПИД: будет ли лекарство?

Многие бактерии и вирусы — возбудители инфекционных заболеваний — довольно стойкие организмы, которые хорошо выдерживают сухость и влажность, жару и холод. Поэтому уничтожение возбудителей связано с применением очень жестких мер — химической или термической стерилизации. Когда вирус или бактерия находится на хирургических инструментах, на больничных стенах, в сырой пище — такие меры оправданы. Но если возбудитель живет в человеческом организме, автоклав или хлорка скорее убьют более нежного хозяина, чем микроба. 

Новые лекарства могут стимулировать совершенствование вируса

Одним из важнейших открытий медицинской науки прошлого века являются антибиотики. Это были, пожалуй, первые средства, которые позволяли бороться с возбудителем инфекции уже в человеческом организме. Однако успех медицины не оказался долгим: многие микроорганизмы научились производить фермент бета-лактамазу, который легко разлагает пенициллин и подобные ему препараты. С тех пор началась своеобразная гонка вооружений, в рамках которой медики разрабатывают новые антибиотики, а бактерии — средства защиты от них. Примерно таким же образом изменяются и вирусы — благодаря мутациям, у них возникают механизмы защиты от существующих препаратов. 

Несмотря на то, что первые данные о вирусе ВИЧ были получены еще в 80-х годах прошлого века, стопроцентно действующего лекарства от этого вируса так и не было создано, а многие иммуностимуляторы только способствуют развитию болезни. Это связано с тем, что ВИЧ поражает именно клетки иммунной системы и встраивается в их геном. Поэтому вместо иммунитета часто активируется процесс размножения вируса.

В настоящее время для лечения ВИЧ применяется 28 специфических противовирусных препаратов, которые в основном относятся к трем классам — нуклеозидные и ненуклеозидные блокаторы обратной транскриптазы и блокаторы протеазы ВИЧ. 

Обратная транскриптаза и протеаза — это ферменты, без которых ВИЧ не способен размножаться в человеческом организме. Блокаторы обратной транскриптазы не позволяют ферменту встраивать свой генетический материал в клетки человека, а блокаторы протеазы не дают формироваться новым вирусным частицам. 

Проблема, однако, заключается в том, что во время лечения вирус, который постоянно мутирует, обзаводится новыми ферментами, которые «портят» лекарство так, что оно становится неэффективным (это происходит в случае нуклеозидных блокаторов обратной транскриптазы). Кроме того, могут изменяться и сами мишени лекарств, после чего препарат их просто «не узнает» (в случае других классов медикаментов). 

Врачи проигрывают «гонку вооружений»

Сегодня во всем мире медики с тревогой отмечают рост устойчивости возбудителя СПИДа по отношению к существующим противовирусным препаратам. Как недавно выяснили ученые, резистентность (устойчивость) встречается по крайней мере у 10% вновь выявляемых ВИЧ-инфицированных — то есть в их случае существующие методы лечения неэффективны. 

Единственным выходом из сложившейся ситуации большинство исследователей считает постоянную работу над созданием новых лекарств, позволяющих «угнаться» за мутациями ВИЧ. Однако, этот выход далеко не всем представляется столь уж перспективным. 

Противники широкого применения противовирусных препаратов в развивающихся странах отмечают, что это увеличит невосприимчивость вируса к лекарствам, а также будет подталкивать население к рискованному поведению. Другие считают, что более эффективно будет направлять средства на профилактику новых случаев заражения. А пока идет этот спор, ВИЧ распространяется такими темпами, что может уничтожить значительную часть человечества до того, как специалисты обнаружат способ остановить эпидемию.

Лечение

Лекарственные препараты, применяемые для лечения ВИЧ-инфекции не убивают вирус, а лишь блокируют его, нарушая процесс размножения ВИЧ и подавляя его активность. Снижение активности ВИЧ приводит к увеличению числа иммунных клеток. Одновременный прием трех или четырех лекарственных препаратов называют высокоэффективной антиретровирусной терапией, потому, что в результате такого лечения удается уменьшить содержание вируса в крови до неопределяемого уровня. Однако, это не значит, что человек полностью избавился от вируса, поскольку ВИЧ может находиться не только в крови, но и в лимфатических узлах, а также в других органах человека. Знание о своем положительном ВИЧ-статусе (т.е. о наличии вируса в крови) может помочь человеку вовремя получить медицинскую помощь, которая способна предотвратить серьезные и угрожающие жизни осложнения.

При наличии ВИЧ некоторые инфекции, например, сифилис, должны лечиться по-другому. Также, будучи носителем ВИЧ, очень важно следить за иммунным статусом и другими показателями, что позволяет вовремя назначить необходимое противовирусное лечение, и предотвратить развитие СПИДа. Следует помнить, что человек, инфицированный ВИЧ, может прожить долгую жизнь. А чтобы эта жизнь не стала для него проклятием, сейчас  существуют организации и группы помощи ВИЧ-инфицированным людям, а также  телефоны консультирования и доверия.

Профилактика

Многие люди боятся заразиться ВИЧ при обычном бытовом контакте. На самом деле эти страхи необоснованны, и обычный контакт с людьми, живущими с ВИЧ/СПИД, абсолютно безопасен. Однако, существует ряд факторов, увеличивающих риск заражения при половом контакте:
Сопутствующие венерические заболевания (передающиеся половым путем, ЗППП) — их еще справедливо называют «воротами для вируса», поскольку они вызывают язвы или воспаление слизистой оболочки половых органов;
Эрозия шейки матки у женщины — равно опасна и для мужчины, и для женщины. Для женщины — поскольку эрозия служит «входными воротами» для вируса. Для мужчины — поскольку у ВИЧ-инфицированной женщины эрозия может привести к отслаиванию с шейки матки клеток, содержащих вирус;
Анальные половые контакты значительно увеличивают риск заражения, поскольку высока вероятность микротравм слизистой оболочки ануса и прямой кишки.

Чтобы избежать заражения ВИЧ необходимо соблюдать правила личной безопасности в интимной сфере.

Как обнаружили ВИЧ

Священники называли эту болезнь предвестником Апокалипсиса, врачи — «иммунодефицитом гомосексуалистов». С ее появлением резко подскочил спрос на презервативы, одноразовые шприцы и «семейные ценности». 

Официально считается, что первым столкнулся с этим заболеванием американский доктор Майкл Готтлиб из Лос-Анжелеса. Осенью 1980 года его вызвали проконсультировать умирающего больного с воспалением легких. Пациент, гомосексуалист тридцати трех лет, выглядел ужасно: бледный, почти серый, истощенный. Он постоянно кашлял и жаловался на боли в грудной клетке. Дотошный Готтлиб решил исследовать несчастного по полной программе и, получив результаты, очень удивился. Оказалось, что тяжелейшее заболевание легких вызвал безобидный микроорганизм — пневмоциста, который не способен навредить даже грудному младенцу. Почему же организм взрослого пациента не справился с такой смехотворной инфекцией? Анализ иммунитета больного показал полное отсутствие клеток, которые должны бороться с микробами. Такого Готтлиб еще не видел. 

Американская трагедия

Несмотря на все старания врачей, спасти пациента не удалось. Однако мысли о странной болезни не давали Готтлибу покоя, и он стал наводить среди коллег справки о других странных случаях иммунодефицита. Его встреча с частным врачом Джойлом Вайсманом стала решающей. Большую часть клиентуры Джойла составляли молодые гомосексуалисты. Вот уже в течение нескольких лет, то у одного, то у другого из них, доктор наблюдал заболевания, вызванные сравнительно безвредными микроорганизмами. Никакие лекарства им не помогали, больные чувствовали себя с каждым днем все хуже. Проверка иммунитета показывала, что у пациентов Вайсмана тоже нет иммунных клеток, отвечающих за уничтожение инфекции. К тому времени к Готтлибу обратилось еще несколько больных с пневмоцистным воспалением легких. Озабоченные сложившейся ситуацией врачи решили оповестить о загадочном явлении Центр по контролю заболеваемости США (CDC). И 5 июня 1981 года в печати появилась первая заметка о болезни американских гомосексуалистов.

Тем же летом в больницу гей-столицы Америки Сан-Франциско доставили молодого человека со странными красно-голубыми пятнами на коже. Доктора пришли в ужас: это был самый редкий вид рака кожи — саркома Капоши. До сих пор она встречалась лишь у пожилых пациентов. Наверное, молодой человек заработал опухоль на радиоактивном производстве, предположили врачи. Однако, они ошиблись, их странный пациент оказался всего лишь гомосексуалистом, занимающимся проституцией. Иммунных клеток против опухолей у него тоже не было, что и привело к саркоме.

К сентябрю 1981 года в США уже было зарегистрировано 107 случаев необъяснимого иммунодефицита. Среди заболевших: 95 гомосексуалистов, 6 гетеросексуалов, 5 бисексуалов и одна женщина. Посовещавшись, ученые дали новой болезни название “GRID” (Gay-Related immune deficiency) — иммунодефицит гомосексуалистов. 

Для исследования GRID-а были нужны деньги. Однако, новое руководство Белого Дома во главе с Рональдом Рейганом не только проигнорировало появление иммунодефицита гомосексуалистов, но и вообще решило урезать весь медицинский бюджет. Якобы, это поможет снизить налоги с рядовых американцев. Пришлось доктору Биллу Фоэге (директору Центра по контролю заболеваемости) применить хитрость. Он учредил свой собственный финансово независимый проект «По изучению саркомы Капоши и оппортунистических инфекций». «Пусть господа политики думают, что мы изучаем рак кожи у пожилых мужчин — основных избирателей Рейгана», — шутил директор CDC. На самом деле главной задачей проекта было изучение GRID-а. 

Секс, наркотики… 

В первую очередь ученым предстояло выяснить, в чем причина болезни, и насколько эта болезнь заразна. Первые же эксперименты показали, что чем больше у больного гомосексуалиста любовников, тем хуже у него работает иммунная система и тем тяжелее протекает GRID. Исследователи предположили, что причина болезни кроется в том, что иммунитет геев не выдерживает слишком большого количества болезнетворных микробов, которые передаются половым путем. Измученные длительной борьбой иммунные клетки погибают, а человек умирает от пустяковых инфекций.

Больше всего такая теория GRID-а не понравилась самим гомосексуалистам. Они заявляли, что это — провокация, придуманная с целью лишить их права на «свободную любовь». Все, кто рассказывал о смертельно опасной болезни, попадал в разряд дураков, гомофобов и паникеров. Любопытно, что к их числу были причислены драматург-гомосексуалист Ларри Крамер, известный врач Джозеф Зоннабенд и несколько больных геев, которые на своем опыте узнали, что такое GRID. В опасность новой болезни пока еще мало кто верил. 

Тем временем таинственное заболевание объявилось и в Европе. В 1981 году там было выявлено 36 больных гомосексуалистов, причем половина из них оказались французами. Появились сведения о GRID-e на Гаити и в Африке.

Постепенно становилось ясно, что одними гомосексуалистами болезнь не ограничивается. Иммунодефицит гомосексуалистов косил и мужчин традиционной ориентации, и женщин (не только проституток, но и замужних матрон). К врачам начали обращаться больные GRID-ом наркоманы. Поползли слухи о связи между болезнью и переливанием крови при гемофилии.

Сопоставив накопившиеся факты, ученые решили, что пришла пора переименовать заболевание. 27 июля 1982 года «иммунодефицит гомосексуалистов» превратился в политкорректный «синдром приобретенного иммунодефицита» (СПИД). 

Кто виноват?

Количество больных становилось все больше, и ученые из CDC стали подозревать, что СПИД все-таки заразен. Однако прямых доказательств пока не было. Опыты на животных никакого результата не давали. Инъекции зараженной человеческой крови на здоровье зверей не отражались. Привить же здоровому человеку иммунодефицит никто не решался. Нужно было идти другим путем.

Первое косвенное доказательство заразности СПИДа принадлежало независимому эксперту по статистике эпидемий из Сан-Франциско Эндрю Моссу. Заинтригованный сложной проблемой, он собрал сведения обо всех зарегистрированных случаях болезни. Затем Мосс построил график, иллюстрирующий ежегодную заболеваемость СПИДом, проанализировал его и пришел в ужас. Даже по самым приблизительным расчетам выходило, что СПИД распространяется гораздо быстрее любой незаразной болезни. Разумеется, не так стремительно, как воздушно-капельные инфекции вроде гриппа, но вполне сопоставимо с гепатитом, который передается половым путем или с кровью. А это значит, что если болезни не помешать, то уже к 1984 году во всем мире разразится эпидемия СПИДа.

Полученные Моссом результаты долго не предавали огласке. Консервативные ученые и узколобые политики безуспешно старались уличить ученого в некомпетентности и найти ошибку в его цифрах. А тем временем, не подозревая о нависшей угрозе, люди продолжали вступать в случайные половые связи (без презерватива) и вкалывать наркотики общим шприцем… 

Другое, не менее важное, хотя тоже косвенное доказательство заразности СПИДа добыли социологи из пресловутой «группы по саркоме Капоши» CDC. Они ездили по Америке, разыскивали больных СПИДом и задавали им каверзные вопросы. Расспрашивали об образе жизни, отношении к наркотикам, составляли список всех любовников. Очень скоро выяснилось, что жены и мужья обычно болеют одновременно, что болеют колющиеся, а не курящие наркоманы. Кроме того, у больных с беспорядочной половой жизнью хотя бы один из сексуальных партнеров обязательно болен СПИДом. 

Пытаясь разобраться, кто кого заразил, социологи составили большую карту-схему. На ней имена любовников, заболевших СПИДом, соединялись между собой стрелочками. Каково же было удивление ученых, когда они обнаружили, что к имени Гаэтан Дугас ведет самое большое количество стрелочек. Неужели, это и есть тот человек, с которого в США начался СПИД? Социологи ошиблись. Гаэтана опередил некий 15-летний подросток из Сент-Луиса, скончавшийся в 1968 году от неизвестной науке болезни. Диагноз ему поставили задним числом, проверив на СПИД образец замороженной крови. После первого случая были и другие. Однако Гаэтан Дугас так и остался в истории, как «пациент zero». 

Летучий канадец

Этот молодой канадец работал стюардом на Франко-Канадских авиалиниях, часто бывал в Сан-Франциско и на Гаити. Кстати, считается, что именно оттуда пошла эпидемия СПИДа в Америке. У фантастически красивого Гаэтана от поклонников не было отбоя. До поры до времени жизнь казалась ему сплошным праздником.

Первые признаки грозной болезни появились у Дугаса в далеком 1979 году, когда о существовании СПИДа еще никто не знал. Опухшие лимфатические узлы и слабость молодой гей принял за тяжелый грипп. Чуть позже ему удалось с трудом вылечиться от пневмоцистного воспаления легких. Лишь после того, как два года спустя врачи поставили ему диагноз «саркома Капоши», Гаэтан понял, что у него нешуточные проблемы со здоровьем. Однако и во время болезни стюард не отказывал себе в удовольствиях, продолжая спать со своими обожателями. В 1984 году «пациент zero» умер от СПИДа. За всю жизнь у Гаэтана Дугаса было больше 2500 любовников. 

Как только окончательно выяснилось, что СПИД заразен, ученые тут же бросились искать возбудителя болезни. Ближе всего к разгадке стояли Национальный институт рака в Бетесде (США), Институт Пастера в Париже (Франция) и бедная, как церковная мышь, исследовательская группа Джея Леви из Сан-Франциско. Деньги на научную работу, всего несколько тысяч долларов, сотрудникам Джея Леви дала крохотная общественная организация по борьбе со СПИДом, зато материала для изучения у них было предостаточно. Практически все больные Сан-Франциско хотели им помочь.

Приоритет в открытии вируса достался французам. В 1983 году Люк Монтанье доказал, что причина таинственного СПИДа — крошечный микроорганизм из семейства ретровирусов, подсемейства лентивирусов (от латинского “lente” — «медленно»). Туда же, кроме вируса СПИДа, входят и возбудители медленных смертельных инфекций у овец и лошадей. Новый микроорганизм получил сразу несколько названий от разных лабораторий: LAV (lymphoadenovirus — лимфоаденовирус), HTLV-2 (human T-lymphotropic virus — человеческий Т-лимфотропный вирус) и  HIV (human immunodeficiency virus — вирус иммунодефицита человека, ВИЧ). Впоследствии договорились называть этот вирус ВИЧ. Сейчас он носит название ВИЧ-1, поскольку был выделен еще один сходный с ним возбудитель, названный ВИЧ-2.

Вскоре свои вирусы нашли и американцы. Правда, надменный институт рака повторно открыл французский LAV, а вот группа Джея Леви обнаружила абсолютно новый тип ретровируса (ARV), повреждающего человеческий иммунитет.

Это у нас в крови

К середине того же 1983 года в мире уже насчитывалось около полутора тысяч больных СПИДом, но ученые не унывали. Теперь, зная «врага в лицо», они надеялись, что в ближайшие несколько лет смогут изобрести от него лекарство. В первую очередь нужно было понять, почему ВИЧ смертелен для человека. Ответ нашелся почти сразу. Оказалось, что вирус способен размножаться не во всех клетках, а только в иммунных (Т-лимфоцитах), отвечающих за защиту от инфекций. Прилипая к клетке-хозяину ВИЧ, проникает внутрь и перестраивает ее работу. Зараженная клетка очень скоро начинает синтезировать новые вирусы, а сама гибнет. В конце концов, человек остается без клеток-защитников, и любая безобидная инфекция становится для него смертельной. 

Заболевание можно условно разделить на три этапа. На первом этапе вирус иммунодефицита попадает в кровь человека. Пытаясь спастись от вторжения, организм реагирует воспалением. У пациента может подняться температура, появиться слабость и увеличение лимфатических узлов. На втором этапе, который длится от 1 до 12 лет, человек выглядит вполне здоровым, но количество лимфоцитов у него неуклонно снижается. Вирус может на время перейти в неактивное состояние («заснуть»), такого пациента врачи называют вирусоносителем. Однако в любой момент ВИЧ может активироваться, что приведет к третьему этапу инфекции — СПИДу. Эта стадия характеризуется частыми и тяжелыми вторичными инфекциями или появлением злокачественной опухоли. Такие инфекции получили название оппортунистических, а их типичная при СПИДе совокупность — СПИД-ассоциированного комплекса.

Не бойся — я с тобой 

К середине 80-х сложилась странная ситуация. Ученые знали о СПИДе почти все, кроме того, как его лечить и откуда он взялся. Правительство США делало вид, что такой болезни вообще не существует. Священнослужители предрекали, что СПИД уничтожит всех грешников (проституток, гомосексуалистов и наркоманов), вспоминали Содом и Гоморру и грозили Концом Света.

Простые граждане паниковали. К примеру, полицейские Сан-Франциско без защитных масок и перчаток отказывались приближаться к больным СПИДом. Дворник из Нью-Йорка чуть не получил инфаркт, дотронувшись до мусорного мешка, в котором лежал шприц. Домохозяйки уточняли, насколько безопасно стирать белье в прачечных. А вдруг ими пользуются гомосексуалисты? Боясь заразиться, люди старались не трогать поручни в автобусах и метро, перестали заходить в общественные туалеты. Многие гомосексуалисты перестали посещать оргии в гей-саунах и вообще предпочитали скрывать свою ориентацию. Европейцы на полном серьезе сравнивали СПИД с чумой.

Первый официальный доклад о проблеме СПИДа в США был сделан лишь в 1986 году. Сохраняйте спокойствие, пользуйтесь презервативами, не спите с кем попало, стерилизуйте шприцы перед уколами и все будет хорошо. Примерно об этом говорил министр здравоохранения. Тут же на ученых, занимающихся СПИДом, обрушился денежный дождь. Больных перестали считать изгоями. Чиновники засуетились и ввели обязательную проверку донорской крови на СПИД (через четыре года после того, как ученые CDC доказали, что болезнь передается с кровью). В 1987 году первый случай СПИДа был зарегистрирован в России (и в Латвии).

Происхождение ВИЧ

Где возник вирус иммунодефицита человека до сих пор окончательно не ясно, хотя история развития эпидемии изучена достаточно хорошо. Известно, что болезнь пришла откуда-то из африканских джунглей, но до последнего времени в дебрях Африки останавливались все исследования. На этом, начальном, этапе сконцентрировали усилия исследователи из Университета Алабамы в Бирмингеме, Беатрис Хан и Джордж Шоу.

Сначала были обезьяны, …и не только они

Общепринятым считается представление, что СПИД возник среди шимпанзе. Несколько десятилетий назад болезнь перекинулась на людей, вызвав всемирную эпидемию, после того, как несколько больных животных были убиты и съедены местными жителями.

Свидетельством в пользу этой точки зрения считаются три пойманных в Африке шимпанзе, зараженных вирусом, очень близким тому, что вызывает СПИД у людей. Также были обнаружены четыре шимпанзе, поражённые вирусом, генетически родственным, но не идентичным ВИЧ. Неизвестно, где жили эти животные прежде, чем они были пойманы, но Хан с соавторами считают, что эти животные родом не из западной части центральной Африки, потому что вирус, поразивший их, слишком отличен генетически от той разновидности, что поразила первых трёх шимпанзе.

«Сейчас у нас есть четыре разных обезьяньих вируса, — говорит Беатрис Хан, — три из них очень близки как между собой, так и человеческой разновидности. Но они очень сильно отличаются от четвёртого образца. Таким образом, мы приходим к выводу, что западная часть центральной Африки является наиболее вероятной родиной микроба, поразившего сегодня планету.»

Есть ряд специалистов, не убеждённых подобными доказательствами. Доктор Хан вспоминает: «Многие говорили: четыре шимпанзе в вольерах — это маловато. Вы ведь совершенно не представляете, что происходит в дикой природе». Хан и Шоу, начиная масштабные исследования в африканских джунглях, были практически уверены, что обнаружат, широко распространённый вирус, который поражает многих обезьян, не вызывая у них тяжёлого заболевания.

Возможность такого состояния была доказана более десяти лет назад, когда Марло Браун, жительница города Петалума, Калифорния, владелица приюта для кошек, была удивлена тем, что у нескольких её животных обнаружились симтомы, очень похожие на симптомы СПИДа. Мисс Браун отправилась вместе со своими кошками к ветеринару, который не смог сказать ничего определённого. В конце концов, Нильс Педерсен, специалист по вирусным заболеваниям животных в Калифорнийском университете, признал, что кошки страдают СПИДом.

Годом позже Педерсену вместе с коллегой, Джанет Ямамото, удалось выделить вирус. Он оказался довольно близок ВИЧ, но для людей не опасен. Загадкой оставался источник заражения. Неясно было также, поражает ли вирус диких кошек. И, если так, не из-за поражения ли этим вирусом вымирают внесённые в красную книгу львы и пумы? Стивен О Брайен, эксперт по кошкам, возглавляющий лабораторию генетического многообразия в Национальном Институте Рака в Фредерике, штат Мэриленд, был крайне заинтригован и озабочен этими сообщениями. Он тотчас приступил к исследованию хранилища образцов тканей тысяч диких кошек, гепардов, львов, оцелотов, пум. К его огромному удивлению, вирус был обнаружен практически во всех образцах. То есть можно было констатировать, что большинство диких кошек страдают заболеванием, крайне похожим на человеческий СПИД. «Все кошки были поражены вирусом, способным уничтожить имунную систему, — говорил О’Брайен. — Но некоторые животные не были даже больны». «Мы провели много времени в поисках признаков заболевания, но не смогли ничего обнаружить, — сообщил исследователь. — Создавалось впечатление, что дикие кошки каким-то образом научились жить с вирусом и не заболевать. Но домашние кошки, подвергнувшиеся заражению этим микробом, оказались беззащитны и быстро погибли».

Таким образом, у приматов можно было ожидать той же ситуации. Обнаружилось, что, как минимум, 20 видов африканских обезьян инфицированы, но не поражены ВИЧ-подобными вирусами. Азиатские обезьяны, напротив, не заражены. И когда азиатские приматы в лаборатории заражались вирусом от африканских намеренно или случайно, будучи поселенными в одну клетку, — они заболевали и гибли от самого настоящего СПИДа. «Все африканские приматы имеют по вирусу, — говорит Джонатан Аллан, вирусолог из Юго-Западного фонда Биомедицинских исследований в Сан-Антонио. Некоторые виды обезьян являются носителями вирусов на протяжении тысячелетий. И естественные хозяева этих микробов никогда не заболевают».

Ожидали одно, а получили другое

Итак, с учётом этих фактов, исследователям предстояло разработать методику, позволяющую обнаружить ВИЧ-подобные вирусы у диких шимпанзе, которые внесены в Красную книгу и являются исчезающим видом. Запрещено не только ловить этих животных и содержать в неволе, но даже подвергать анестезии и брать анализы крови. Ученые нашли способ обнаружить следы вируса в фекалиях и моче обезьян.

Технология была опробована на людях, которые оказались более доступным материалом для исследования, чем животные. Хан рассказала, что её студенты отказывались работать с огромным количеством человеческого кала, который, согласно условиям эксперимента, можно было исследовать только спустя часы и даже дни после получения (ведь предстояло отыскивать испражнения обезьян в лесу, и они не могли оказаться свежими). Исследование оказалось под угрозой. Ситуацию спасло то, что фекалии обезьян, как оказалось, не имеют столь неприятного запаха даже в полуразложившемся состоянии.

В конце концов, группа исследователей отправилась в дикие джунгли. Там было налажено сотрудничество с приматологами, знавшими каждое животное колонии. Это позволило определять принадлежность каждого образца, проверяя достоверность исследования повторными анализами материала от одних и тех же животных. Удалось получить ряд образцов кала и мочи от 58 шимпанзе колонии в лесе Таэй, национальном парке Кот Д'Ивуара (Берега Слоновой Кости), национальном парке Кибале в Уганде и Гомбе в Танзании. Материал был сохранён и перевезён в США.

Исследователи ожидали, что все шимпанзе, вне зависимости от места жительства, будут поражены инфекцией, то есть, повторится ситуация с кошками и пойманными обезьянами. Однако, к удивлению исследователей, только одно животное было поражено вирусом. Это был здоровый 23-летний самец из Гомбе. И его вирус был совершенно не похож на человеческий. Вирус был, скорее, близок к тому четвёртому образцу, полученному от обезьян в неволе. Этот результат был опубликован в одном из номеров журнала Science. Все эксперты по СПИДу были поражены. «Это совершенно невероятно», — сообщил Эдвард Холмс из Оксфордского университета.

Возможна ли адаптация к вирусу?

Этот учёный предложил три возможных объяснения подобному невероятному исходу исследования. Он заявил, что, возможно, существуют поражённые популяции, но они так изолированны, что не обмениваются инфекциями с доступными исследователям животными. Или же популяции шимпанзе, поражённые вирусом, всё же вымерли. Возможно, причиной этого была охота местных жителей и изменение среды обитания, нарушившие их воспроизводство. И, наконец, наиболее загадочным будет предположение что, действительно, очень малое число шимпанзе инфицировано. Однако если заражённых шимпанзе так мало, как же вирус перешёл на людей?

Хан сообщила, что её группа начала исследовать совершенно диких шимпанзе, живущих вне исследуемых популяций. Сейчас они занимаются сбором испражнений в самых диких уголках джунглей. Теперь им не удастся выяснить, какому конкретно животному принадлежат собранные образцы и здорово ли оно. Но, тем не менее, это исследование позволит определить, насколько редок вирус среди диких обезьян.

Сейчас исследователи СПИДа ищут следы инфекции в дикой природе и пытаются применить полученные данные для понимания будущего эпидемии среди людей. Почему шимпанзе и дикие кошки так устойчивы к вирусу и не болеют СПИДом, будучи заражёнными?

Марк Файнберг, профессор медицины, микробиологии и иммунологии в Университете Эмори, сфокусировался на одном виде западноафриканских обезьян, широко поражённых вирусом, идентичным ВИЧ-2, человеческому вирусу СПИДа, поражавшего людей в Западной Африке, но не вызвавшего всемирной эпидемии. Исследователям было достоверно известно, что обезьяны совершенно здоровы. Ожидалось, что обезьяны способны каким-то образом подавлять развитие вирусов и в крови обезьян не обнаружится большого количества вирусов, свойственного людям, инфицированным ВИЧ-2. Однако, в результате анализа крови обезьян выяснилось, что в каждой капле крови миллионы вирусных частиц. Тогда от предположения о способности организма обезьян подавлять вирусы пришлось отказаться.

Для объяснения ситуации была предложена версия, что вирусы по какой-то причине, размножаясь, не убивают клетки обезьяны. Однако и это предположение оказалось не верно. Вирусы постоянно уничтожали значительное количество клеток. Обезьяны просто оказались способны эту потерю восполнять. Точно такая же ситуация обнаружилась и у львов с пумами, сообщил специалист по диким кошачьим О’Брайен . У животных обнаружилось огромное количество вирусов, постоянно уничтожающих клетки крови и способность эту потерю восполнять без ущерба для здоровья.

О’Брайен рассказал, что появление такой адаптации теоретически можно было предсказать. Он также добавил, что обнаруженные особенности кроветворения у инфицированных популяций имеют большое значение для борьбы с эпидемией СПИДа среди людей. Файнберг, как и О’Брайен, думает, что неминуемым является то, что ВИЧ изменит человечество. Настолько много людей инфицировано в некоторых частях Африки, сообщил специалист по диким кошкам, что будущие поколения будут иметь непропорционально большое число людей с генетической предрасположенностью к жизни с вирусом.

Таким образом эволюционные изменения и происходят. «Это обязательно случится , — говорит Файнберг. — Тяжесть эпидемии в некоторых уголках мира столь велика, что она обязательно окажет воздействие на человеческую эволюцию. В прошлом, — добавил он, — инфекция не раз влияла на человеческую эволюцию». «Сегодня, — добавил Файнберг, — у нас есть возможность наблюдать эту ситуацию своими глазами».

Gaismas iela 19 k-8, 201, Νekava, Νekavas pagasts, Νekavas novads, LV-2123, Latvija

Logo +371 26062077
Logo apvieniba@apvienibahiv.lv